Category: литература

"У войны не женское лицо" Светлана Алексиевич


Часто повторяют слова Геббельса о том, что чем чудовищнее ложь, тем охотней в нее верят. На самом деле, Геббельс был известным дурачком, который искренне верил во все, что говорил, поэтому вряд ли бы такое мог сказать на серьезных щах, а мысль и сама по себе не умная. Все наоборот! Чем чудовищнее ложь, тем проще с ней бороться. Поэтому чем больше в неправде правдоподобия, чем ближе она к реальности, чем большей в ней правдивых деталей, тем сложнее ей что-то противопоставить. Но с другой стороны, тут есть и позитивный аспект - получается, что чтобы качественно соврать, брехуну невольно придется рассказывать вместе с ложью и как можно больше правды, иначе его брехню сразу же разобьют по всем фронтам, объявив враньем вообще все разом.

Книга Светланы Алексиевич "У войны не женское лицо" как раз этой серии. Начнем с того, что это не литература - это публицистика на основе воспоминаний реальных участников. Причем, Алексиевич позиционировала свою роль как приложение к диктофону (казалось бы, за что тогда, блеать, Нобелевская?), дескать, она всего лишь сделала расшифровку интервью, расставила запятые и свои шизофренические многоточия по всему тексту, добиваясь ПРАВДЫ. Даже если не ставить под сомнение честность Светланы (а я бы на честность Светланы не поставила и ломанного гроша), понятно, что роль интервьюера огромна - это именно он задает вопросы и подводит под заданную концепцию. Также понятно, что любые воспоминания, тем паче событий сорокалетней давности, крайне субъективны и так не правды добиться. Рваное повествование, некритичность автора, ложная концепция книги и, возможно, сознательно вводимые искажения, так и вовсе противоречат тем целям, ради которых (на словах) создавалось произведение.

Read more...Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Наша новая Каренина



Вечер в хату, поцоны. Ой, Вань, смотри какие клоуны! Они ж там в Гейропе совсем свихнулись на своей политкорректности – негры в театре играют, вот же умора! /навеяно обсуждениями плаката к спектаклю «Анна Каренина» в Манчестере/.
Здрасти, приехали! Эти ваши новости уже давно никакие не новости. В столице родины нашей в кинотеатрах сети «Формула Кино» показывают регулярно британские спектакли Шекспировского театра, сходите что ли просвещения для – чернокожие актеры встречаются регулярно и не только в ролях типа «Кушать подано» Во «Франкенштейна» Денни Бойла (который с Камбербэтчем), например, невесту Франкенштейна играет темнокожая девушка и чо дальше?

Read more...Collapse )

И.А.Бунин "О Чехове"

В связи с внезапно пробудившимся в этих ваших интернетах интересом к Бунину и недавним спором «Бунин vs Чехов» прочитала бунинские воспоминания о Чехове. Это незаконченная рукопись (он писал ее перед смертью) и она заставила меня посмотреть на Бунина другими глазами. Записи носят комплиментарный характер в первую очередь для Чехова, но это добавляет определенно плюсов и Ивану Алексеевичу. По крайней мере, понятно, что он по-настоящему умел дружить и не мог он быть настолько мудаком, как его малюют, если с ним дружил такой человек, как Чехов. Там нет никаких мелких обид (заговниться из-за какого-то письма, как я и подозревала было бы даже для Бунина «слишком»). Напротив, там очень светлые и полные доброты воспоминания о красивом человеке. Только читая это становится интересно, как настолько разные люди могли дружить столько лет? Какой-то нонсенс. Уязвимый, немного инфантильный потомственный дворянин Бунин со своим неврозом, внутренними переживаниями, депрессиями и обидами. И Чехов, внук крепостного крестьянина – образец морального (не физического) здоровья, столько редкого для литературы.

Read more...Collapse )

Вот и лето прошло

Удивительно, какие коннотации может рождать один и тот же текст:

Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого мало.

Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Всё горело светло.
Только этого мало.


Read more...Collapse )

"Собачье сердце", 1976 г. Реж.: Альберто Латтуада



Интересен тут не столько сам фильм, а то какие коннотации порождает один и тот же текст. Если у Булгакова никого не жалко, кроме разве что собаки, то у Бортко все симпатии на стороне профессора. «Во взгляде со стороны» же читается исключительно сочувственное отношение к Полиграфу Полиграфовичу, который тут хоть и дурковатый малый, но так он же не виноват в том, что оказался игрушкой в руках якобы интеллигентных и умных людей! Альберто Латтуада не внимателен к деталям быта Москвы 20-х, но к самому произведению он отнесся серьезно  По крайней мере, сатира его вообще не интересует, как и идеологическая подоплека - его интересует исключительно вопрос морали и в этом плане он идет по стопам Мэри Шелли и литературы 19 века. А и правда - кому только в голову придет в чем-то винить результат эксперимента? Только крайне безответственному, непоследовательному и эмоционально тупому человеку. Вот профессор Преображенский (Макс фон Сюдов) и Борменталь (Марио Адорф) и выглядят таковыми - самодовольными мерзавцами, почти нацистами.Read more...Collapse )

Бесы, сериал. 2014. Хотиненко.



Вдохновленная успехом (по крайней мере, среди меня) сериала по произведениям Куприна, решила посмотреть уж до кучи и последнюю экранизацию «Бесов». Хотиненко, автор как минимум одного удачного фильма – «Зеркало для героя», уже брался за Достоевского, сняв достаточно поганенький биографический сериал о писателе с одними банальными местами вроде «петрашевцы-каторга-эпилепсия-долги-девочки» (про девочек я, кстати, серьезно – был там такой диалог). Но с «Бесами» ведь может и получится – подумала я. Черта с два – получилось как обычно. Что по настоящему понравилось и что можно похвалить, не кривя душой, так это все постеры к сериалу, музыка (вот спасибо большое, что перестали совать музыку Корнелюка в экранизации Достоевского!) и Антон Шагин в роли Петра Верховенского (он и в «Яме», кстати, Лихонина играл - небездарный актер). Дальше хуже… Понятно, что вышеупомянутая заставка с бабочками достаточно тонко иллюстрирует идеи Ставрогина, но Хотиненко продолжает развивать – Ставрогин и сам превращается в этой трактовке в энтомолога, который собирает бабочек в кадре уже буквально. Какое-то «Пишу на заборе «забор» получается, однако.

Read more...Collapse )