Category: кино

Очень странные дела / Stranger Things, 3 сезон


Смотрели, значит, у нас два сезона "Очень странных вещей" про то, как в США при Рейгане црушники сжигали гражданам мозги наркотой, ставили эксперименты по выведению супергероя на детях и прорыли туннель в АдЪ, разбудив Кхтулку. Пошел третий сезон, где ту же дырочку в ад стали ковырять советские агенты, разместившие целую военную базу в тех же ебенях штата Индиана, и некоторые граждане тут же разглядели, что (только не падайте!) это какая-то фантастика (а до этого, надо думать, они это как суровый реализм смотрели), клюква, русофобия и антисоветизм. Ну и характерные посты "они опять льют грязь на русских", "они продолжают Холодную войну", при том, что кто такие эти "ОНИ" решительно непонятно. Как будто "Нетфликс" - это такой рупор Пентагона, руководимый американским аналогом Мединского (как он тогда только проморгал мощный антиамериканский замес в первых двух сезонах, да и в третьем Штатам тоже досталось?).
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

"Вавилон-Берлин" / Babylon Berlin, 2017


«Из праха рожден, и прахом станешь; стоял здесь когда-то прекрасный дом, а ныне никто и не вспомнит о нем. Так погибли Рим, Вавилон, Ниневия, Ганнибал, Цезарь, все пошло прахом, помните это» «Берлин-Александерплац» Альфреда Дёблина

Все-таки в болезненных упадочных эпохах агонии и деградации есть свое декадентское очарование, связанное с необратимостью инерции падения и извечной человеческой тягой к внутреннему разорению. Уродливые явления еще оттеняли красоту и хрупкость жизни, еще цвели все цветы. А Веймарский Берлин, одно большое кабаре, гулял и веселился, пытаясь вычеркнуть из памяти и унижение Первой мировой, и сдавленные стоны миллионов, оказавшихся на самом дне. Но то, что не может утонуть в шампанском, утопят в крови. Рейх сотрясается в гуле тысяч голосов, в пивных кружках уже плещется хмельная влага, цветы зла вымахали в человеческий рост и никакая сила уже не может остановить крушение, сделавшегося жилищем бесов Вавилона

Collapse )

В мае делай всё, что тебе нравится / En mai, fais ce qu'il te plaît, 2015

«В мае делай все, что тебе нравится» об оккупации Франции - это, конечно, далеко не «Дюнкерк» по зрелищности и бюджету, ни одного боя даже толком не показано, но на свои деньги (что-то около 15 миллионов евро) смотрится нормально. Настроение фильма, особенно в линии с шотландцем, у меня как-то связалось известным стихотворением «Отступление при Арденнах» (то, правда, про 45-ый):
«Ах как нам было весело,
Когда швырять нас начало!
Жизнь ничего не весила,
Смерть ничего не значила.

Нас оставалось пятеро
В промозглом блиндаже.
Командованье спятило
И драпало уже.

Collapse )

Jean-Pierre Rey - La Marianne de Mai 68


Это одна из самых известных фотографий Мая 68-го, ей постоянно иллюстрируют статьи и книжки, посвященные этим событиям, в общем очень-очень растиражированный снимок. Эту девушку с флагом зовут Caroline de Bendern. Никакой революционеркой она, кстати, не была. Она была аристократкой и тусовщицей, не интересовалась политикой и жила в Латинском квартале. На демонстрацию Каролин пошла за компанию, чисто потусить. Когда она устала, друг посадил ее на плечи. Кто-то из толпы дал ей в руки вьетнамский флаг. Уже потом она заметила, что ее фотографируют, непроизвольно стала позировать и делать вдохновленное лицо. На следующий день фото попало во все газеты и журналы. Увидел его и дедушка Каролин, миллиардер Морис де Бендер. Это его настолько впечатлило, что тут же лишил любимую внучку всего наследства и содержания, с ней отказались иметь дело модельные агентства, как с опасной радикалкой. В общем, пострадала за революцию, как в какой-то повести Зощенко.

Collapse )

Три билборда на границе Эббинга, Миссури (Three Billboards Outside Ebbing, Missouri), 2018, Макдона

Порадовало, что такое еще снимают в наши безумные времена. Отличное кино об эфемерности наших понятий о справедливости и недостижимости ее в реальной жизни, ибо эта справедливость вершиться руками несовершенных людей. Герои то все хорошие и хотят хорошего, но не знают как. А когда считают, что поступают правильно, то только делают незаслуженно больно другим и выступают в роли катализаторов эскалации насилия. «Тот, кто живет в стеклянном доме, не должен бросаться камнями в других» Так всегда бывает, когда хотят применения абстрактных, нематериальных принципов к земной реальности – требуют смертной казни или войны, чтобы поубивать всех «плохих», забывая, что вместе с ними пострадают и условные «хорошие». Это простые, банальные вещи, но почему-то многие о них забывают. Мы воображают в голове ад, как место, куда можно отправить души Гитлера или маньяков-серйников, не понимая, что туда же пойдут и добрые атеисты, и некрещеные дети, и, возможно, мы сами, в конце концов.

Collapse )

Троцкий, 2017

Приобщилась, сложно писать отзыв на это без мата, но точно можно сказать - даже при Сталине такой хни не было! Повезло, редкий случай, сразу включила сериал на сцене, по которой можно судить обо всем произведение целиком – Константин Хабенский, которой в два раза старше, чем должен быть герой в этом эпизоде, трахает в стиле БДСМ не снимая портупею (зачеркнуто) верхнюю одежду какую-то барышню. Следующая сцена – они уже в каком-то кафе, где барышня жалуется, дескать «Лева, это было очень грубо». На что ей «Лева» хамски отвечает, что с бабами-дурами так и надо себя вести, а то запаришься их согласия ждать. Да и русский народ, тупой аморфный нужно также отыметь и насильно принудить к счастью. Барышня почему-то была счастлива от такого ответа. Уже позже я узнала, что эта девушка изображает Наталью Седову, вторую жену Троцкого. Причем, все так показано, что не поймешь, кто это вообще на хрен – они знакомятся в гостинице, которую держит Парвус для выращивания революционеров-будущих развальшиков Россиюшки (емае). Но Седова там живет за деньги, которые она всучивает владельцу гостиницы почти насильно (тут зритель должен понять, что она феминистка). Парвус сразу предупреждает Троцкого, что это женщина не для него и к привычному ему кругу социалистов не имеет никакого отношения. Но Троцкий Парвуса не слушает, овладевает Натальей с кавалеристским наскоком и вовлекает в революционную деятельность. В той же серии присутствуют беседы с призраком Фрейда и самим Фрейдом, чтобы даже самый тупой зритель догадался, что главный герой – циничный выскочка, пошедший в революцию сугубо в сублимационном порядке (на немецкие деньги), каждая феминистка просто «мужика нормального не встретила», а «баба да корова – одна порода», куда мужик поведет, туда и пойдет (баба символизирует народ – запомните эту метафору, она центральная). Но, увы, как обычно бывает у всех доморощенных фрейдистов, это изнасилование истории отражает не реальное положение вещей, а в точном соответствии с Фрейдом скорее выявляет больные фантазии извращенцев Первого канала и их истинное отношение к народонаселению. Как скажем, цитата о белых неграх – не слова Троцкого, а политика нынешних власть имущих России.Collapse )

Добро пожаловать в кукольный дом /Welcome to the Dollhouse/ 1995, Тодд Солондз

Был раньше такой жанр «роман воспитания», изображавший какую-либо судьбу в динамике позитивных или негативных изменений. Разумеется, это давняя традиция, корни которой уходят в эпоху Просвещения, когда считалось, что литература должна иметь воспитательный характер – делай так, не делай так. Но, как говорил мизантроп Шопенгауэр, проповедовать мораль легко, обосновать ее трудно. Сейчас жанр непопулярен, видать – исчезла то соответствующая культура. Фильмы Солондза, представляющие отдельную судьбу не линией, а замкнутым кругом отчаяния, от которого в 19 веке было прилично кончаться от апоплексического удара, как раз об этом – «куда ни кинь, всюду клин». Параллельные линии сходятся разве что в воображении. Но отсутствие движения в провинциальной Америке заполняется мечтами – о Великой Мессии, о возможности куда-нибудь уплыть-уехать-и-пошло-оно-все-на-х*й, о прекрасном принце, даже если его заменяет местная деревенская рок-звезда.Collapse )

Фотографируя фей (С феями шутки плохи) / Photographing Fairies, 1997



Зимняя сказка о неумении смириться со смертью. Пришел из ниокуда в никуда и уйдешь. Но человек, как известно, существо слишком упрямое, чтобы сжиться с принципиальной непознаваемостью мира – он и всю планету объездит вдоль-поперек, и в космос слетает, и семь пар сапог железных истопчет, и семь хлебов каменных изгрызет, лишь бы все стало наконец понятно.
У фотографа (скептика и рационалиста) на второй день брака умерла молодая жена. После этого он задумался о возможности существования другого мира. Но поверить он в него не может, естественно, пока нет на руках доказательств.

Collapse )

Лакомб Люсьен / Lacombe Lucien (1973), Луи Маль

Кудрявцев в рецензии назвал «Лакомба Люсьена» фильмом о «трагедии человека, заплутавшего на войне» и попыткой «понять и простить не столько предателя, сколько, прежде всего, отдельного человека со своей судьбой». Цитата: «Винтик», желающий выпасть из системы, в которую ошибочно попал, маленький человек, посмевший не повиноваться аппарату подавления, претендуя на право собственного выбора, пусть неразумного и безысходного, — это ли не главная угроза для любой идеологии?!» По ошибке работал на гестапо – это примерно как «по ошибке участвовал в массовых убийствах в Бабьем Яре», с каждым может случиться, чо! Но случилось почем-то именно с ним, сводоболюбивый индивидуум, этакая апология говна - понять и простить...

Немного странные выводы с учетом того, что Луи Маль недвусмысленно дает понять – нет никакой ошибки, нигде Люсьен не заплутал и попал как раз на свое место. Как говорится – «кому война, а кому мать родна». С первых же кадров, когда заглавный герой выбивает табуретку из-под ребенка (причем пройдя весь ряд, выбирает самого маленького – это сын работников матери, зависимых людей) и убивает птицу из рогатки понятно, что он из себя представляет. Сопротивленцем он не стал не случайно, «лишь по стечению обстоятельств» как пишет Кудрявцев. Вольтер не взял его в маки потому, что он его бывший ученик - для него он еще ребенок, а использовать детей аморально. Зато французские коллаборационисты его сразу же вытянули все, что надо и взяли к себе. Не Люсьен выдал Альбера гестапо, как утверждает Кудрявцев (все-таки лучший наш кинокритик – умеет писать о фильмах, которые в глаза не видел, вот абы о чем) – он сам сдался. Потому что надоело унижаться, скрываться и зависеть от всякой мрази. Это не Люсьен, а Альбер совершает абсолютно иррациональный самоубийственный поступок, чтобы доказать самому себе, что он не винтик в системе, а человек, способный на выбор.Collapse )

Людвиг II: Блеск и падение короля / Ludwig II. - Glanz und Elend eines Königs, 1955, Хельмут Койтнер

Немного литературных ассоциаций

"Этот Виттельсбах притягивает меня мощью своей гордости и своей грусти. Этой бесконечной любовью к уединению, этой страстью дышать воздухом самых неприступных и пустынных горных высот, этой решимостью быть одиноким и неуязвимым в своей жизни, - Людвиг Баварский поистине король, но король самого себя и своей мечты. Он не может передать свое желание толпе и склонить ее под ярмо своей идеи; он не может выразить в действии свою внутреннюю мощь. Он является одновременно и величественным и детски-наивным." Габриэле д"Аннунцио "Девы скал"

"- Председатель у нас был... Лоэнгрин его звали, строгий такой... и весь в чирьях... и каждый вечер на моторной лодке катался. Сядет в лодку и по речке плывет... плывет и чирья из себя выдавливает...
Из глаз рассказчика вытекала влага, и он был взволнован:
- А покатается он на лодке... придет к себе в правление, ляжет на пол... тут уже к нему не подступись - молчит и молчит. А если скажешь ему слово поперек - отвернется он в угол и заплачет... стоит и плачет, и пысает на пол, как маленький" Венедикт Ерофеев "Москва-Петушки"

Снимать про Людвига II, наверное, с одной стороны очень легко – эпоха и история так и просятся к воплощению на экране, сама личность баварского короля очень обаятельна. С другой стороны все, любой фильм на эту тему, конечно же, останется в тени эталонной эпопеи Лукино Висконти (аминь!), планка задрана слишком высоко. Койтнер ее, конечно, не перепрыгнул, но, если не заниматься постоянными сравнениями и оценивать фильм сам по себе, то он очень даже неплох. Может не как выдающий шедевр кинематографа, но как парчовая элегия о времени упадка и последнем настоящем европейском короле. «Золото на голубом», красота для красоты, эти интерьеры, на которые в свое время спускали весь баварский бюджет, в любом случае будут смотреться выигрышно.Collapse )