Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Categories:

Немного мыслей по поводу

«Многие, вероятно, помнят, какое любопытное соперничество возникло во время гражданской войны между снарядом и бронею…: ядро призвано было пробивать броню, а броня должна была сопротивляться ядру… ядро и броня сражались не на жизнь, а на смерть, причем ядро все увеличивалось, а броня все утолщалась» «С Земли на Луну прямым путем»
Сорри за такую фотографию в праздничный день, но... Я знаю, что это характерно для западной традиции, но сегодня в День Победы вспомнилось почему-то о Первой мировой и как все начиналось. Увидела эту фотографию, которую постят, утверждая, что на ней юный Адольф Гитлер и Людвиг Витгенштейн. Некий Кимберли Корниш даже написал книгу «Еврей из Линца», где доказывал, что эти двое были очень хорошо знакомы и именно высокомерный умник, сын сталелитейного магната еврейского происхождения так раздражал будущего фюрера, что это сформировало его мировоззрение и антисемитские взгляды. Это неправда, конечно – маленький Адольф на фото очень хорошо опознаваем, а вот Людвиг – нет. Сомнительна возможность их попадания на одно фото, ибо Витгенштейн, несмотря на тот же возраст, учился на два класса выше и никакого Гитлера будучи взрослым уже не вспомнил. Но, что правда, так это то, что они родились в апреле 1889 с разницей в 6 дней, оба действительно учились какое-то время в Линце, оба пошли добровольцами на фронт. Один прошел всю войну, был несколько раз ранен, награжден крестами, и уже находясь в очередной раз в госпитале, узнал о свержении кайзера и капитуляции Германии. Второй попал в плен, где написал «Логико-философский трактат». Всего лишь напоминание о том, как все было близко и рядом, как в большой деревне.

И Бертольд Брехт, который прославлял войну, попал туда санитаром и написал «Легенду о мертвом солдате». И трижды раненный, с обезображенным от разрыва снаряда лицом Эрнст Рем, ставший руководителем СА. И служивший наводчиком в артиллерии Эрнст Тельман, ставший лидером Коммунистической партии Германии. И молодой коммунист Жак Дорио, закончивший жизнь убежденным нацистом. И рейхсляйтер Роберт Лей, и комендант Освенциума Рудольф Гесс, и Юлиус Эвола. И Хемингуэй, и Фриц Ланг, и Ремарк. Все те, кто определил облик двадцатого века – они все там были (и даже те, кто не был, все равно был вовлечен эмоционально). Одно поколение в одних окопах, с одними и теми же вводными, только с разными результатами. Все оттуда - гуманисты, коммунисты, фашисты и нацисты. Философы, поэты и живодеры. Герои и чудовища. Те, кто стали людьми войны, желающими реванша, и те, кто ее навечно возненавидел. И все так и не вернулись с фронта, даже если их физические оболочки доковыляли по итогам до дома.
Люди с глобусом России вместо головы сейчас говорят о том, что если бы не победа большевиков в этой стране, то Второй мировой войны можно было бы избежать (как будто Первой мировой кто-то избежал). Многие люди, которые воспринимают обе мировые войны, как случайные недоразумения, просто не понимают, о чем говорят и считают многое, свойственное именно их поколениям, привычным и естественным, как будто так сложилось со времен Адама. Но так не было в начале прошлого века и даже после. Европа, как банка с пауками. Режима апартеида и геноциды на колонизированных территориях (Алоизыч в своих тактиках и отношению к вопросу не сильно отошел – более того, белокурые бестии сознательно продолжали эту традицию «белых господ»). Самодержавная Россия только что покончившая с крепостным правом. Индия, где сложилась кастовая система, похожая на нацистскую.

Война и была естественным состоянием мира на протяжении веков – стран со странами, элит с низами, всех со всеми. Просто во время Первой мировой человечество столкнулось с чем-то новым. Оружие все больше переставало быть продолжением руки, повысилась его эффективность, вместе с уровнем абстрагирования. Когда-то считалось, что война, в которой у обеих сторон есть пулеметы, не может длиться долго, ибо все быстро ужаснутся потерям и пойдут на замирение – ага, прямо щаз! Психиатры того времени столкнулись с тем, что эта война явно обладала более психотравмирующими свойствами, чем прежние. Тот, кто шел на фронт вместе со всем мужским населением родного городка, сидел с ними неделями под артиллерийскими канонадами, а потом выживал после того, как всего одна атака превратила в мясо все окружающее, уже был не совсем человеком. Только это как-то не мешало. Но визитной карточкой Первой Мировой стали даже не пулеметы, артиллерия или танки, а газ. Тогдашние противогазы были малоэффективны (умереть от газовой атаки можно было и в противогазе), а напоминали скорее отчаянную попытку совершать осмысленный жест в бессмысленных условиях, прежде чем погибнуть смертью насекомого, когда не важно, герой ты или вошь, все одно – ты никто.

Французский санитар демонстрирует труп немецкого солдата, так в противогазе от газовой атаки и умершего.
Война освободилась от романтического флера и героики, представ такой, какая она есть. Образ миллионов людей в серых шинелях, отправленных на убой во имя империалистических и капиталистических интересов «проживающих за оргией оргию» был очень далек от истории трехсот спартанцев. Но одновременно стала расти «броня» - из тех, кто четко артикулировал «мы не насекомые, мы так не хотим». Их идеология становилась действенным оружием, невидимым, но эффективным, как газ. Линия фронта все больше теряла связь национальными границы и проходила по каждому сердцу. Конец войны, 20-30-ые – все очень четко разделилось и оформилось, кто за кого и что произойдет дальше.
Те, кто позже погибнет на Зееловских высотах, под Смоленском, в Сталинграде и около озера Балатон воевали, как в последний раз, чтобы очистить небо для следующих поколений. Умирали за лучший мир братства и справедливости. Мир без войн и эксплуатации, без рабов и господ. Мир, где каждый человек объявлялся не винтиком, а достойным – образования, работы, медицины, нескотских условий жизни. Вообще просто – жизни.

Воля тех, кто победил во Второй мировой худо-бедно обеспечивала щит от тех, кто считал по-другому, мешала им открыто выражать свои людоедские взгляды. Чтобы ни одна мразь не посмела относится к людям, как раньше. Этой брони хватило надолго – по крайней мере, в СССР, странах Европы и США. Все как-то забыли, что в странах Латинской Америки нет страны, где не было своей хунты с собственным фюрером. О правых диктаторских режимах в Азии, о купающей в роскоши элите на Востоке и в Африке, и нищем населении этих стран. Вы еще об этом вспомните. Праздник все больше «со слезами на глазах». Броня почти уже совсем истончилась, когда-то задавленное зло все больше поднимает голову и мир откатывается к состоянию начала прошлого века – тому, которое бы понравилось Гитлеру, но не понравилось тем, кто шел в первых рядах в атаку во время войны с ним. У каждого все больше шансов почувствовать себя мухой в струе диклофоса или простым солдатом во время газовой атаке при Ипре – что он один, нет никакой страны, никакой партии, никакой силы, которой он нужен, и вообще, если сказать честно, то он скорее всем мешает. Не буквально, конечно, но как-то так.
ЗЫ Деду и бабке спасибо за то, что они были.
Tags: за жизнь, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Может ли слепой вести зрячих?

    Поскольку в жж я долго не появлялась и в какой-то момент добавляла всех подряд, кто меня зафрендил, не вчитываясь, решила выборочно понять ху из ху…

  • Хороший же сюжет

    Вот это я понимаю, раньше была духовность и умели люди отдыхать, а то все дворец, "комната грязи", срачи в сети, скука смертная, не то,…

  • Проблема исторических аналогий

    Подрезала в ленте. Картинка призвана создать ощущение, что в кап. США сажают больше, чем в СССР при Сталине, сформировать у человека доверчивого…

  • "А на самом деле!"

    Я все пропустила! Оказывается, Чудинова уже который день бьет Наполеона на своей странице. Я, конечно, не фанатка Бони, но выезжать против него с…

  • Wittgenstein

    Фото - 1920Из-за формата не написала все, что хотела про Витгенштейна и Первую мировую. Меня он заинтересовал после одноименного фильма Дерека…

  • Немного о жизни и смерти

    Жил во Франции такой дурачок по имени Робер-Франсуа Дамьен. Он был простолюдином и, скорее всего, человеком впечатлительным и не вполне адекватным.…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Posts from This Journal “история” Tag

  • Может ли слепой вести зрячих?

    Поскольку в жж я долго не появлялась и в какой-то момент добавляла всех подряд, кто меня зафрендил, не вчитываясь, решила выборочно понять ху из ху…

  • Хороший же сюжет

    Вот это я понимаю, раньше была духовность и умели люди отдыхать, а то все дворец, "комната грязи", срачи в сети, скука смертная, не то,…

  • Проблема исторических аналогий

    Подрезала в ленте. Картинка призвана создать ощущение, что в кап. США сажают больше, чем в СССР при Сталине, сформировать у человека доверчивого…

  • "А на самом деле!"

    Я все пропустила! Оказывается, Чудинова уже который день бьет Наполеона на своей странице. Я, конечно, не фанатка Бони, но выезжать против него с…

  • Wittgenstein

    Фото - 1920Из-за формата не написала все, что хотела про Витгенштейна и Первую мировую. Меня он заинтересовал после одноименного фильма Дерека…

  • Немного о жизни и смерти

    Жил во Франции такой дурачок по имени Робер-Франсуа Дамьен. Он был простолюдином и, скорее всего, человеком впечатлительным и не вполне адекватным.…