Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Category:

"Берлин. Александрплац"

Жизнь как неснятое кино. Ведя нас улицами сцен и лабиринтами флешбеков, чтобы железной волей в точку все свести одну. Берлин, Александрплац… Фокус, странный хронотоп, в который как в воронку затягивает все живое. Это Берлин тысяч безработных, ночлежек и съемных углов. Это Берлин угрюмых кабаков, где пьяные молодчики с ножиками в карманах спорят до хрипоты о том, что выбрать – национал-социализм или коммунизм, а свинорылые бюргеры лапают ангелоподобных юных фрау. Это Берлин Веймаркского декаданса, изживающий себя, выдыхающийся в атмосфере как забытое на столе шампанское и скоро он взлетит на воздух брызгами под истошные крики. По такому Берлину когда-то ходил Альфред Деблин, перед тем как покинуть многострадальную родину в числе тысяч других покинувших. Такой Берлин принял в свои объятия Франца Биберкофа – бывшего заключенного и будущего клятвопреступника. Такой Берлин собирал из обрывков, из кусков целлулоида, в ритме нервных, сновидческих сцен Райнер Вернер Фассбиндер спустя много лет, после описываемых событий.



Ведь роман «Берлин. Александрплац» – это сплошной поток сознания, оползень, беседы с самим собой, попытки преодолеть отчаяние, составить из разрозненных впечатлений, зарисовок и воспоминаний, полноценный портрет времени, когда страна уже фактически умерла, а люди продолжали в ней жить и верить в свое великое будущее. Но Деблин тут не в роли аналитика, пытающегося что-то понять - этой книгой он просто расписывается в своем непонимании. Первая ассоциация, как будто человек стоит на площади и пытается что-то сказать, кричит, срывает голос, но толпа, которая вскоре, как говорится, «в едином порыве» его не слышит. Толпа, таких как Деблин, игнорирует. Спустя десятилетия, Фассбиндеру, режиссеру Германии новой, времен экономического чуда и всеобщего оптимизма, это мироощущение показалось близким настолько, что он обожал и всю жизнь мечтал экранизировать «Берлин», бесчисленно цитировал его своих произведения. И в этом со стороны великого немецкого режиссера видится печальный приговор обществу, безумию и дестуруктиву не только подверженным, но и сознательно культивирующим внутри себя.

Мир изменится, перетрясется в социальных катаклизмах, но останется неизменным, еще тогда, в начале прошлого века, свое разнообразие исчерпав. Память, как лучшее средство от оптимизма. Печальный стоицизм, как способ позволяющий избранным представителям касты героев- не-вовремя говорить в многоголосной толпе.



Tags: Европа, кино и немцы
Subscribe

  • "За час до рассвета", 2021

    Пока левая, тоже-левая, подсриотическая и националистическая общественность месяцами обсасывала и громила за антисоветизм какой-то безобидный…

  • Особый путь

    Отечественные лоялисты очень любят упрекать либералов в русофобии и недобром отношении к народу — дескать, снова какая-то сука сказала, что у…

  • Игры шпионов (The Courier), 2020

    «Mister Kchrushchev said, "We will bury you". I don't subscribe to this point of view» («Russians» Sting)…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments