Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Categories:

Гибель богов /La Caduta degli dei / 1968 /


 

[Не]человеческое, слишком [не]человеческое…

 

Обратное дифференцирование разума и человечности, инцест и безумие, отвращение, мерзость, испорченность, искусственные цветы, душно-сладкий запах венков увядания, гниения и тления... Лукино Висконти, встретивший 70-е первой частью своей «немецкой трилогии», даже первобытные варварства умел подавать на стол, как изысканные яства. А мотивы Фатума, Рока, Судьбы, как страшной силы, которая как ветер гуляет, где хочет и берет, кого хочет, к тому времени стали до краев заполнять все его фильмы, своеобразные «портреты в семейных интерьерах», посвященные умирающим по бой уходящих эпох мирам и героям. Но если в его раннем, камерном фильме «Туманные звезды Большой Медведицы» с теми, же самыми темами распада семьи, греха и секса, который, как и полагается в трагедиях, ведет к смерти, драма носила локальный, личный характер, то в «Гибели богов», оставаясь психологичным в мельчайших деталях, режиссер, играя с цветом и музыкой, накаляет страсти до таких эпических масштабов, что история деградации личности и разложения отдельной семьи, взмывает к нечеловеческим высотам притчи, почти античного мифа, с безвольными героями-марионетками.

 

 

Кино с вагнерианским названием, буквально задыхается под оперной мощью и разыграно, как по нотам. Исполнители, сходят со сцены, после своих партии, их место занимают новые и так до установления  полной, абсолютной тишины. Надрывная, нервная неуравновешенность персонажей и их отношений контрастирует с геометрической четкостью отточенной структуры сценария, с его чисто музыкальным совершенством форм. Все разлиновано, вписано в стройную систему, каждый факт распределен по сотам, как комнаты в доме фон Эссенбеков.. Несмотря на архаические, дионисийские мотивы, цепочка самопожираемого безумия у великого режиссера сложилась парадоксально рациональной и четкой - хищники, уничтожение видов, секс, смерть, люди, животные, лица, маски – все и вся участвует в повороте Колеса. Старого, проржавевшего, вонючего…  Попытки преодоления этой тягостной моторики обречены уже заранее. Потому что человек, затянутый в элегантную форму уже вхож в семейный круг... Потому что миазмы алчности и бесчеловечности успели разъесть тонкий налет человечности и цивилизованности всех участников черной мессы. Потому что управляемый силой инерции маятник въедливого порядка не остановить уже никому. Потому что все возможности бегства скованы стальной паутиной…

 

 

Цельная и неразъемная конструкция… Фразы, как лезвия.… В самом центре паутины исчезающий, старый мир в пастельных тонах - огромный дом Фон Эссенбеков, дорого обставленный, прекрасно оформленный, с разбегающимися лабиринтами лестниц и столовым серебром на столе. Настоящий монолит – интерьер герметично замкнутый на самом себе, для свободы воли в котором, не оставлено пустот. Только жуткая пустота Бездны. Ни залезть, ни слезть, ни найти уступа на гладкой поверхности, ни сколоть кусочек, ни даже охватить взглядом. Можно только соскальзывать, куда то вниз, в самую пропасть… Игра навылет, затеянная жестокими детьми полубогов, в таких декорациях будет продолжаться до последнего. Хотя из-за ничтожности ставок все время кажется, что трагедии можно избежать, встать из-за стола при своих, но все начала и концы в этой игре слиты воедино, она зациклена, закольцована и постоянно возвращается к одним и тем, же поворотным точкам - ночь поджога Рейхстага, ночь «Длинных ножей», ночь свадьбы Софи фон Эссенбек (Ингрид Тулин). Неразрывный хоровод масок, гигантский уроборос хтонического Зла – змея пожирающая сама себя и возрождающаяся снова.

 

Начавшись с семейного обеда, игра, по ходу этой божественной трагедии будет терять своих участников, оставляя всех стремящихся к стальному могуществу тенями в сгущающимся сюрреалистическом пейзаже наступающих «сумерек богов». Акварельные кадры начала фильма, сменятся графичными картинами в красно-черных тонах, среди антиквариата появятся флаги нового режима, а во главе общего стола останется последний из клана - полубезумный, стоящий за гранью добра и зла Мартин (Хельмут Бергер), с его по-детски нетабуированным сознанием и кристально чистым, как слеза, осознанием своей патологичной природы, который просто хочет вначале быть при матери, потом с матерью, а потом вместо нее. Но лежащая на поверхности, общепринятая трактовка фильма, в связи с фрейдизмом и Эдиповым комплексом, не особо поддерживаемая самим режиссером, здесь не главное. И миф о Царе Эдипе, Висконти, как модерниста, интересовал, судя по всему, как таковой, без всей этой психоаналитической шелухи. Концепция «смерти бога» и рождение «сверхчеловека» из неврастеничного, извращенного взрослого ребенка у Висконти параллелится с аллюзиями «Бесов» Достоевского. Режиссеру был важен условный, метафизический аспект, при создании фантастической, но ужасающе реальной истории, обращенной не столько в прошлое, сколько в будущее, вот для чего в апокалипсических декорациях разлагающегося европейского дома, появляется персонаж, как две капли воды похожий на Ставрогина. И это не история гибели фон Эссенбеков - это история гибели всей европейской культуры.

 

«Цветы зла», с их красотой и мерзостью, почва, на которой они растут - вот тема, сближающая итальянского аристократа, с русским писателем. Через призму всей этой темной достоевщины в интерьерах дворца немецких сталелитейных магнатов, Висконти вскрывает ситуацию «смерти бога», как в отдельной душе, так и в обществе, где за преступлениями не следуют наказания и все цинично прощено и дозволено наперед. Но у Висконти даже фильмы о чем-то порочном, по-настоящему, ужасном, не получаются по-настоящему отвратительными и мерзкими, а «цветы зла» остаются еще и цветами. Ведь чем правильнее поставлен вопрос, тем дольше он будет стоять. Притягательность порока, абсолютной власти, тотальной свободы - всех этих кровавых воронок, исполняющих мечты единиц и сворачивающих головы миллионам, так и остаются страшным сном, щекочущим мурашками, вечным возвращением, кошмаром нирваны…

Tags: Европа, Кино
Subscribe

  • "Нет, ребята, всё не так!"

    Из эссе "Приключения Чиполино" Джанни Родари не совсем о том, о чем мы думали" Михаила Золотоносова: "Есть мнение, что…

  • Два мира

    Недавно обсуждали так сказать, творчество художника Павла Рыженко, ученика Глазунова. И прозвучало, что все эта белогвардейская эстетика –…

  • "Палачи" Мартина Макдонаха

    А кто живет в Москве, тот может посмотреть постановку театра Royal Court последней пьесы Мартина Макдоноха «Палачи». Есть такое…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments