Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Categories:

На серебряной планете /Na srebrnym globie/ 1987, Жулавский

Великий больной фильм Жулавского. Понятно, что все фильмы этого режиссера можно назвать великими и больными, но этот самый-самый. Болезненный (и для зрителя, и судя по всему, еще больше для режиссера), незавершенный, пострадавший, тронутый временем, сейчас он производит впечатление полустертой фрески в катакомбах или песни о создании мира пропетой для чужестранца горными племенами. В основу легла «Лунная трилогия» двоюродного деда автора – Ежи Жулавского, написанная в начале ХХ века. Не читала, если что, но похоже обычная фантастика, популярная в свое время в Польше. По крайней мере, изначально наивные чиновники одобрили идею об экранизации с лету, дали какой-то невмоченный бюджет и возможность снимать где угодно (до пустыни Гоби аж дошли, например). В 1977, когда было готово уже так процентов 80 фильма, заместитель министра культуры решил ознакомится с отснятым материалом и таки охренел, мол «это же шиза, ребята!» (впрочем, я вообще удивляюсь, как Жулавский столько фильмов наснимал, да и еще дожил до старости). Съемки тут же останавливают, реквизит и костюмы сжигают, Жулавскому пытаются вменить растрату народных денег и он эмигрирует во Францию. Через два года этот замминистра разбился в авиакатастрофе (надеюсь, не над Смоленском – в истории создания картины и так слишком много сюра), впрочем, автору это не слишком помогло – фильм собрали по кускам, которые хранили у себя участники съемочной группы, сделали досъемки с объяснением в утерянных частях, и выпустили только в 1987.

Почти невербализируемое, понятное скорее на трансцендентном уровне, кино, рассыпается пулеметным огнем психоделических образов, бьющих в подсознание. Но поставленные вопросы просты (и сложны одновременно) – плох ли человек от природы, неизбежно ли его скатывание к Злу, возможен ли социальный прогресс, история центростремительно направлена или замкнута в кольцо? Поскольку финал так и не сняли, сложно судить об ответах, но, судя по показанному, вряд ли они слишком лестные для человечества. Действие романов Ежи Жулавского происходило на Луне, так как к моменту создания фильма на ней уже побывал человек, название «серебряной планеты» зрителям не сообщается. Зато озвучено, что астронавты прибыли из Речи Посполитой. Не из Польши, а именно из Речи Посполитой. Это там точно от Ежи, сына польского националиста, поднимавшего бунт против русского царя. Это часть самосознания поляков, воспринимающих давно утраченное государство в качестве утраченного Рая. Как Genesis, Книга Бытия начинается с сотворения мира, так и грехопадение человека начинается с плода от древа познания. Как всеобщий оптимизм и энтузиазм новой эры космических полетов, оборачивается эпохой пессимизма и деградации, так и мечты о прогрессе, покорении безграничных галактик превращаются в историю выживания и одичания на крошечном серебряном плевочке, затерянном во Вселенной.
Трудно быть Богом. Человеческое, слишком человеческое правит ими всеми. Не потому, что прописано судьбой, а потому, что так прописано у человека в биосе. Каин в любом случае убьет Авеля. Одни славные племена, названия, которых нечего не скажут современным людям, будут истреблять другие. Отрезать головы, стрелять в спину и лоб очередями, заливать кровью дома и храмы, а когда их силы иссякнут, поля сражений зарастут травой и ареалы обитания заселят новые жильцы, то они повторят все то же самое, возможно в более изощренной форме. Накопленный человечеством багаж и архетипические представление не могли не быть перенесены героями на новую почву, которую они собирались окультуривать. Результаты окультуривания (они нулевые или ниже нуля) запишет немощный старик, последний из членов космической миссии, и предскажет нового миссию с Земли. Так закончится Ветхий завет и начнется Новый.
Мареку, тому самому анонсированному мессии, некогда рассуждать благ старый порядок или плох. Ради ожесточившегося рода людского и во славу человечества он должен уничтожить шернов - другую расу на планете. В общем, он оказывается в своем персональном Аду, где пребывают все стоики. Шерны не сопротивляются своему уничтожению, но они слишком отличны от людей. Марек ведет шизофренические беседы с одним из шерпов, но они не понимают друг друга, а роду человеческому нужна только победа своей собственной правды. И начинается бойня. Когда Марек пытается остановить человечество, внушить, что они какую-то херню порят и дать им новые, более гуманные законы, его распинают на кресте. В общем, судя по логике (Ветхий Завет и Новый Завет), там «Апокалипсис Иоанна Богослова» с тотальным экстерминатусом должен воспоследовать. Но это уже предположения, ведь фильм не завершен – все заканчивается казнью Марека и прибытием очередного «прогрессора».
Сейчас даже эта незавершенность, что каждый может решить, чем должна закончиться история, кажется правильной (даже в чем-то хочется поблагодарить польское министерство культуры) - дальше не надо, все самое главное уже сказали и показали. Вряд ли человечество умнеет, во всяком случае, не наполняется мудростью, как пустой сосуд новым вином. Социуму сложно воспринимать новое, он предпочитает накатанные тысячелетиями сценарии. Люди слепо принимают судьбу, играют роли (линия с актерством тут не случайно) и рамки образов оказываются так крепки, что истирают даже кости в прах. По большому счету, Жулавский этим фильмом расписывается в непонимании мира, его принципиальной недешифруемости, в то же время обнаруживает любовь и красоту там, где их вообще не должно быть. Две мысли постоянно бьются в сознании – что мир прекрасен и надо просто жить, а не играть по сценариям не нами придуманным. Вторая – а-пошло-оно-все-нахуй, «мочите их всех». Обе наверное, естественные. Мир действительно огромен и непонятен, красота безумная, а боль и бойня только обостряют чувства, заставляя искать ответы на экзистенциальные вопросы здесь и сейчас. Трудно быть Богом, но все-таки надо.





ЗЫ Кино охренительное, но тем, кто все-таки решится, могу сказать:
а) Фильм на рутрекере представлен в озвучке наркоманической девушки с наркоманическим голосом и трудностями перевода. То, что она говорит вообще не бьется с субтитрами и может вызывать коллапс головного мозга. Поскольку смотреть сюрреалистический фильм с сюрреалистической озвучкой - это уже слишком, то лучше даже не пытаться, сразу отключать русскую дорожку и читать только сабы (лучше русские, а не английские, ибо в моих английских Речь Посполитую, например, в качестве хохмы назвали лаконично "Республикой").
б) Для понимания творящейся на экране хрени (сшили кино все-таки не без прорех), лучше ознакомится с сюжетом романов - лично мне помогло чтение отзывов людей, ознакомившихся с трилогией. Без знакомства что-то может показаться бессюжетным, нелогичным и непонятным, но так быть не должно - там все нормально с сюжетом.
Tags: Кино, Польша, фантастика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "За час до рассвета", 2021

    Пока левая, тоже-левая, подсриотическая и националистическая общественность месяцами обсасывала и громила за антисоветизм какой-то безобидный…

  • Особый путь

    Отечественные лоялисты очень любят упрекать либералов в русофобии и недобром отношении к народу — дескать, снова какая-то сука сказала, что у…

  • Игры шпионов (The Courier), 2020

    «Mister Kchrushchev said, "We will bury you". I don't subscribe to this point of view» («Russians» Sting)…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • "За час до рассвета", 2021

    Пока левая, тоже-левая, подсриотическая и националистическая общественность месяцами обсасывала и громила за антисоветизм какой-то безобидный…

  • Особый путь

    Отечественные лоялисты очень любят упрекать либералов в русофобии и недобром отношении к народу — дескать, снова какая-то сука сказала, что у…

  • Игры шпионов (The Courier), 2020

    «Mister Kchrushchev said, "We will bury you". I don't subscribe to this point of view» («Russians» Sting)…