June 28th, 2017

Кровь поэта /Le sang d'un poète/ 1932, Jean Cocteau

«Кровь поэта», как и «Андалузский пес» Бунюэля – насмешка над всеми, кто смотрит кино рационально разбирая его, как конструктор. Первый фильм Кокто сломает любого кодировщика. Насмешка уже на уровне вступительных титров «Каждое стихотворение – это герб, который нужно расшифровать» или «реалистичный документальный фильм об ирреальных событиях». На расшифровывать там нечего. Хаос атипичных образов. Грохот пушек Фонтенуа (так стал понятен хотя бы год – 1745), безымянный Художник (Поэт?) у мольберта. Дальше начинает натуральный бред. Ожившая белая статуя (это ведь смерть, да?) указывает на зеркало. Зазеркалье, как вода (эта сцена снималась в ванной), принимает Художника и отправляет в психоделический трип. Бесконечный повтор расстрела то ли в Мексике, то ли в Венсене («все равно»), ползающая по потолку девочка, круговорот снежинок над телом убитого ребенка, инструкция по самоубийству и явление тихого чернокожего ангела к карточному столу. Когда Кокто надоедают кинематографические образы, он впускает в этот мир свои ожившие рисунки.Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Читая интернеты:

«С точки зрения истории, в Гражданской войне были правы обе стороны, и не правы одновременно (…) В истории, как в гуманитарной науке, не может быть одной истины»

Это могло бы стать девизом нашей постмодернисткой эпохи – «Ничто не истина, все правы и неправы одинаково». Где-то уже встречался подобный подход:
«Система Гербигера претендовала на статус глобальной космогонии, однако невозможно верить в мироздание, представляющее собой одновременно арену извечной борьбы льда и огня, и полый шар, заключенный в бесконечную скалу. Гитлера попросили быть арбитром. Его ответ заслуживает размышления: "Нам вовсе не нужна, - сказал Гитлер, - связная концепция мира. Могут быть правы и те, и другие»

Collapse )