April 9th, 2017

Все на продажу!

Прилепин, повесть о коммунисте: "Пока мы тут в Донецке строим русский мир, в Москве можно построить русский дом для встреч всех желающих участвовать в строительстве русского мира.(...)Вы можете стать совладельцем проекта: помочь развитию русской культуры и одновременно получить долю в недвижимости и прибыли"

Солидный большевизм для солидных господ... "Получи долю в прибыли от Русского мира!"
Лучший комментарий оставил некий Василий Украинский с тризубом на аватаре: "Сожгут вашу усадьбу барскую местные крестьяне"
Я, к сожалению, дожила до того печального времени, когда человек с тризубом на аватаре будет единственным голосом совести среди толп фанатов "левого" мыслителя Прилепина, которые хвалят инициативу (я отказываюсь понимать, каких взглядов все эти люди - кто справа, кто слева, кто сверху и т.п)
Это даже не "дети Маркса и кока-колы"((С)Годар), это какие-то кадавры Капитала и держиморды.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

"Последний приказ" /The Last Command/, 1927, Джозеф фон Штернберг

«Я не могу убить того, что любит Россию так сильно, как ты»(С)

Россия фон Штернберга (в которой он, кстати, никогда не был) – не реальная страна, существовавшая в определенное время и в определенных границах, а сюрреалистическая заснеженная «земля обетованная» из спутанных, потускневших воспоминаний старика, доживающего свой век в качестве статиста на «фабрике грез» за 7 с половиной долларов в день. Россия – то ли возлюбленная и спасительница, то ли предательница и убийца. В 1917 году эта Россия, которую он любил, сорвется в пропасть и уйдет под лед, потому что мосты, средство сообщения, в империи прогнили, как и многое другое. Но небесный режиссер, как будто играясь, даст главному герою пережить и гибель страны, и потерю любимой, и былое величие, ввергнув царского генерала, командовавшего армиями, в полное ничтожество. В Голливуде, где все только сон и греза, Сергей Александрович с его настоящей, невыдуманной трагедией – инородное тело. Родина, женщина, долг, честь, служба, вера в победу, аристократизм, гордыня – все нечего не стоит. Все куда-то ушло, утекло, как песок, сквозь пальцы, сгинуло навсегда у того разрушенного моста. А что осталось? Только имя, царский крест, трясущаяся голова, старое тело и больная, как будто подмороженная, душа. Выброшенный на берег осколок утонувшей Атлантиды.Collapse )