November 19th, 2016

Усталая смерть /Der müde Tod/ 1921, Фриц Ланг

Если верить Зигфриду Кракауэру, в книге «Калигари до Гитлера» написал о том, что немецкий экспрессионизм был отражением психозов немецкого общества того времени и пророчеством. Отсюда все эти сюжеты про сверхчеловека, искусственных людей, «город ищет убийцу» и так далее. И вот, неожиданно в этом ряду – кино с по-настоящему христианским и гуманистическим посылом, дескать смерть неумолима, но прожить жизнь все-таки желательно достойно.. Почти «Вечерние посетители» Карне, только в исполнении Ланга. Как минимум странно. Его можно было бы даже назвать сентиментальным и сладеньким, если бы не печальный и то, что Ланг все-таки остается Лангом. Даже по этой ранней работе отчетливо все приметы стиля – любовь зарифмованная со смертью, корни немецкого романтизма, проросшие до совершенно диковинных растений, абсолютно сумасшедшие декорации, видеоряд, стирающий границу между сном и реальностью. И да, собственно самым убедительным там является персонаж, который вынесен в название – Усталая Смерть, в исполнении инфернального мужчины Бернарда Гетцке.Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

На серебряной планете /Na srebrnym globie/ 1987, Жулавский

Великий больной фильм Жулавского. Понятно, что все фильмы этого режиссера можно назвать великими и больными, но этот самый-самый. Болезненный (и для зрителя, и судя по всему, еще больше для режиссера), незавершенный, пострадавший, тронутый временем, сейчас он производит впечатление полустертой фрески в катакомбах или песни о создании мира пропетой для чужестранца горными племенами. В основу легла «Лунная трилогия» двоюродного деда автора – Ежи Жулавского, написанная в начале ХХ века. Не читала, если что, но похоже обычная фантастика, популярная в свое время в Польше. По крайней мере, изначально наивные чиновники одобрили идею об экранизации с лету, дали какой-то невмоченный бюджет и возможность снимать где угодно (до пустыни Гоби аж дошли, например). В 1977, когда было готово уже так процентов 80 фильма, заместитель министра культуры решил ознакомится с отснятым материалом и таки охренел, мол «это же шиза, ребята!» (впрочем, я вообще удивляюсь, как Жулавский столько фильмов наснимал, да и еще дожил до старости). Съемки тут же останавливают, реквизит и костюмы сжигают, Жулавскому пытаются вменить растрату народных денег и он эмигрирует во Францию. Через два года этот замминистра разбился в авиакатастрофе (надеюсь, не над Смоленском – в истории создания картины и так слишком много сюра), впрочем, автору это не слишком помогло – фильм собрали по кускам, которые хранили у себя участники съемочной группы, сделали досъемки с объяснением в утерянных частях, и выпустили только в 1987.Collapse )