August 23rd, 2014

Про Макаревича и не про Макаревича

"Те, кто не умирают, — живут
до шестидесяти, до семидесяти,
педствуют, строчат мемуары,
путаются в ногах.
Я вглядываюсь в их черты
пристально, как Миклуха
Маклай в татуировку
приближающихся
дикарей"


Не хотела нечего писать про Макаревича. Но этот пост не столько и о нем, собственно. Когда только услышала про Славянск, то было желание написать тут добрый пост со словами «расстрелять» или «отправить на принудительные работы в Донецк, ептиль». Когда пришла и увидела, что такое же желание посетило большую часть рунета, да еще и депутаты подключились, то отказалась от своих намерений. Порицать коллективно, с пафосом, да еще и участвовать в одной движухе с нашими депутатами – ну извините. Потом он начал перед всеми оправдываться, писать о защите чести и достоинства, так даже как-то жалко стало с оттенком презрения. А вчера увидела вот это:

(текст воззвания кто не видел, тот нароет сам – я такое постить у себя даже не хочу). Линия защиты стала кричать, что «затравили» человека, что у него сдали нервы, что это «преследование инакомыслящих». И я окончательно отказалась от мысли его расстреливать, даже с учетом того, что у нас какие то мученики совсем уж чокнутые пошли, что сами лезут в дуло. Но мы им скажем – нет уж, блин, живите, педствуйте, строчите мемуары..
.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

"Осиная фабрика" Иен Бэнкс

Замечательная производственная драма о жизни маньяка и зле, обыденном и случайном, как костяшки домино. Когда читаешь, то поражаешься тому, что у нас еще мало серийных убийц. Почему не больше? А может их больше, но не всех ловят?
На маленьком шотландском острове царит тотальная свобода, действия главного героя абсолютно хаотичны, беспорядочны и нелогичны. Впрочем, там есть определенный патологический порядок, порядок «осиной фабрики» - если раньше он убил двоюродного брата, то значит сегодня надо убить сестренку. Почему, зачем? Просто так, для равновесия – таковы законы «осиной фабрики», так крутятся шестеренки общего механизма. Жизнь Фрэнка, его отца и брата – это та самая желанная свобода миллиардов на земле. Для них нет никаких тормозов – деньги, документы, органы власти… Тут относительна даже половая принадлежность, либидо, влечение, привязанности, родственные и дружеские чувства - всего этого нет. Надо просто убить в себе всякое сочувствие и человечность, пока оно убила тебя самого, как убивала брата Фрэнка картина увиденная им в госпитале. Надо просто имитировать сочувствие и человеческие эмоции – так проживешь дольше и свободней от попыток окружающих стреножить твою волю. Стихийный анархизм и ницшеанство. Подозреваю, что такую внечеловеческую божественную жизнь бы выбрало не мало людей - они просто не смогут переступить за грань человеческого. Потому что мораль, потому что социум так не велит, потому что страшно стать изгоем. А герои и есть изгои изначально, страшно одинокие в своей экзистенциальной свободе. Но свобода – иллюзия, а сущее и есть сплошная Осиная фабрика, где вся воля в один момент упирается в закон разграниченных клеток и волю хозяина Лабиринта.