June 29th, 2014

"Аристономия" Борис Акунин, Григорий Чхартишвили

"Она взглянула в зеркало.
— …может случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ?
Она взяла со столика золотой герленовский карандашик:
— Как же тогда жить?"


"Циники" Анатолий Мариенгоф

Не читала Акунина с институтских времен, и тут увидела про эту книгу. Говорит, что выстраданное для него произведение, очень личное - его «первый серьезный роман». Не детектив там какой, понимаешь, не беллетристика, а настоящая литература, обращение к традиции таких произведений, как «Белая гвардия» Булгакова, «Тихий Дон» Шолохова или "Конармия" Бабеля. Акробатическая фигура «карлик на плечах гигантов». Собственно я не помню, чтобы и раньше кто-то особенно ржал, читая Акунина, но ок, спасибо, что предупредили, что серьезная, а то догадаться сложно. Начинается все с ужина в доме бывшего приват-доцента, названного в честь Марка Аврелия, который был много лет назад изгнан из университета и сослан из-за своей солидарности с бунтующими студентами. С тех пор они собираются каждый год вместе в честь этого события, которое сей человек с ученой степенью называет греческим словом «холокаустос», что в переводе по версии автора - «катастрофа» (на самом деле - «всесожжение). Как всякие постоянно озабоченные интеллигенты, очень много говорят о судьбах Отечества казенными же словами. Нигилизм, социализм, национализм, «как у нас все плохо», «ах, наш народ», «ах сволочь Николашка!». Не герои – голые схемы.Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.