Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Categories:

"Аристономия" Борис Акунин, Григорий Чхартишвили

"Она взглянула в зеркало.
— …может случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ?
Она взяла со столика золотой герленовский карандашик:
— Как же тогда жить?"


"Циники" Анатолий Мариенгоф

Не читала Акунина с институтских времен, и тут увидела про эту книгу. Говорит, что выстраданное для него произведение, очень личное - его «первый серьезный роман». Не детектив там какой, понимаешь, не беллетристика, а настоящая литература, обращение к традиции таких произведений, как «Белая гвардия» Булгакова, «Тихий Дон» Шолохова или "Конармия" Бабеля. Акробатическая фигура «карлик на плечах гигантов». Собственно я не помню, чтобы и раньше кто-то особенно ржал, читая Акунина, но ок, спасибо, что предупредили, что серьезная, а то догадаться сложно. Начинается все с ужина в доме бывшего приват-доцента, названного в честь Марка Аврелия, который был много лет назад изгнан из университета и сослан из-за своей солидарности с бунтующими студентами. С тех пор они собираются каждый год вместе в честь этого события, которое сей человек с ученой степенью называет греческим словом «холокаустос», что в переводе по версии автора - «катастрофа» (на самом деле - «всесожжение). Как всякие постоянно озабоченные интеллигенты, очень много говорят о судьбах Отечества казенными же словами. Нигилизм, социализм, национализм, «как у нас все плохо», «ах, наш народ», «ах сволочь Николашка!». Не герои – голые схемы.Присутствуют все слои общества – думский депутат, промышленник, публицист богословского направления. Позже туда придет даже генерал царской охранки, бывший друг приват-доцента с которым они рассорились после того инцидента, чтобы объяснится. За «народ» по замыслу отвечает прислуга Паша. Ну «роман идей», как и было анонсировано автором – слово для объяснения своей позиции получат все (кроме Паши, естественно, ибо не фиг «народу» разговаривать). Единственным человек, который не очень объясняется, а на всю эту болтологию отвечает шутками (как они тогда все думают) оказывается некий Рогачов. «Россия — девка с норовом, — коротко ответил Панкрат. — Коса длинна да ум короток. Ей крепкий мужик нужен, а таковых окрест что-то не видно». Позже он станет большевиком, красным палачом и кровавым маньяком, короче полный набор. Очень удивляет, как другой герой, сосланный в солдаты из-за какой-то студенческой тусовки требует «запретить забастовки и карать за все вплоть до смертной казни». Не сама психология персонажа (тут как раз нечего удивительного – не иначе как Стокгольмский синдром), а то, что автор похоже искренне полагает, что в 17 году забастовки устраивались по разрешению государя-императора и в согласовании с администрацией, вроде Болотной или типа того. Вообще, судя по подробностям, серьезный подход чувствуется во всем, архивы были буквально перерыты. Не аутентичные детали быта, наряды, современные слова. Выдающийся стилист и истореГ наших дней, емое. Вот как, например, как описывается получение первого в истории селфи:

«Поманил хромовым блеском и масляным запахом лежащий на столе фотоаппарат. Несколько минут Антон возился с ним, заглядывая в англоязычную инструкцию. Наладил магниевую вспышку. (…)
Попробовал сфотографировать себя в гардеробном зеркале. Получится? Нет, запечатлелась одна вспышка»


Справедливости ради замечу - трудно подозревать, что человек, доживший до седых волос, мог думать, что в 1917 году фотоаппараты были цифровыми или типа того. Поэтому есть версия, что это так петросянят литературные негры, генерирующие подобные тексты за Б.Акунина, дабы выставить заказчика дэбилом. Но почему не айфон то, господа!

В тот же вечер приват-доцент с римским именем вместе с супругой покончат жизнь самоубийством выпив яду, ибо сие есть логично, красиво и достойно по мысли автора. Строго говоря, оставлять 18-летнего сына в стране на пороге революции без образования, средств к существованию и банальных житейских навыков, еще более некрасиво и недостойно, но нечего страшного. Главный герой, этот самый сын Антон не пропадет благодаря Паше, которая станет его любовницей, а благодаря другу отца – депутату получит место стенографиста в Следственном комитете при Временном правительстве. Ибо наступил февраль и начинаются известные события. Судьбы всех этих людей разойдутся, но будут постоянно пересекаться в самых фантастических обстоятельствах, как в каком-нибудь квесте с незатейливым сюжетом. Вроде как Россия времен гражданской войны была таким местом, где куда ни ткнись, обязательно встретишься с кем-то из этого немногочисленного круга лиц.

Это краткое изложение первой главы произведения, а дальше больше. Автор заявляет, что он не отдает приоритета ни одной из сторон, но на самом деле при прочтении картина совершенно четкая. Что можно узнать нового? Что жизнь при царе была просто прекрасной, но недостаточно свободной. Что свобода – это хорошо, но обладать ей должно избранное просвещенное меньшинство. Что Февраль – это хорошо, а Октябрь – плохо. Что существовал строгий отбор - в Красную армию шли ублюдки и отморозки, а в Белую – нормальные люди. Что даже в фашизме, как реакции на коммунистическую угрозу, виновата эта страна, не позволившая создать нормальное цивилизованное государство, продолжающее Европу до Урала (Геббельс курит). Там где в книге появляется существительное «народ», то ждите прилагательных «темный», «тупой», «необразованный», «жесткой». Даже единственный положительный образ «из народа» - ту самая Пашу, которая совершенно бескорыстно заботилась о герое, кормила и носила передачи в тюрьму, пока он милостиво позволял себя любит, в конце концов, «портит революция». Она встречает другого, но предлагает жить втроем, как молодой архиреволюционной семьей. Наш герой с негодованием эту мысль отметает, посылает Пашу на хуй (так и написано, если что) и вместо того, чтобы сказать «спасибо» за все ранее сделанное, перестает разговаривать, но гордо жрать ее харчи, таки не перестает. Эта деталь вообще один из ключевых моментов романа, через который понятно название «Аристономия». По версии Акунина это аристократизм духа, интеллигентность и чувство собственного достоинства. Но автора выдает собственный текст, представляющий собой развернутую апологию мудачества. Главы приключений Антона в годы Гражданской перемежаются с главами «философского» трактата, написанного Антоном уже после всех событий – это размышления самого Чхартишвили, даже не сомневайтесь (отсюда двойное авторство – типа за экшен отвечает Акунин, за «философию» - Чхартишвили). Я, конечно, понимаю, когда некоторые люди приобретая в виде бонуса за прожитые годы не мудрость, а все признаки маразма, считают, что они там все в жизни поняли, имеют право поучать других и хочется вместо того, чтобы писать детективчики, быть мыслителем уровня Герцена, но чванство и самомнение - плохой базис для построения собственных мировоззренческих концепций:

«истинная борьба в России издавна, по меньшей мере с начала европейского периода ее истории, происходит не между верхами и низами, монархистами и республиканцами, западниками и почвенниками, а меж двумя коренными, изначальными силами, каждая из которых тянет общество в свою сторону. Одну из этих мощных сил Брандт называл «арестократией», то есть властью, которая держится на тюрьме и запугивании; даже элиту эта власть стремится превратить в плебс и охлос. Вторую силу он именовал «аристократией», поясняя, что дело тут не в родословии; эта идеалистическая партия стремится к улучшению человеческой породы»

Это теория Брандта, одного из самых симпатичных героев романа (по крайней мере, по замыслу).

«Сущностное различие между жителем более и менее цивилизованной страны заключается в некоем внутреннем качестве, концентрация которого определяет стадию развития общества»

Это абзац из теоретических отступлений. И это уже абзац, я считаю (Геббельс докурил и отдыхает). И не надо говорить, что Геббельс тут за уши. А как вы думали? Какого сорта люди так боятся, что когда-нибудь все станут равными и свободными, вещают об «улучшение породы», что народы отличаются друг от друга по качеству, как отдельные индивиды делятся на «темных» и «светлых»?

А вот, что говорит главный герой, говоря об отличии себя от рабоче-крестьянских масс:
«Да мы несравненно лучше, мы высший продукт национальной эволюции! Мы в массе своей порядочны, честны, отзывчивы, чувствительны к красоте и терпимы к инакости. Они же в массе своей грубы, жестоки, примитивны, раболепны перед сильными и безжалостны к слабым»

Это, между прочим, слова человека, который не сделал в жизни в общем то нечего и нечем таким не заслужил звание «соли земли», которым наделяет его автор. Недоучившийся профессорский сын, который всю дорогу плавает, как говно в проруби между красными и белыми, которого все по жизни ведут и постоянно спасают, еще и пытается кого-то учить. Ты маленький и твой мир маленький, обыватель - как бы говорит автор, - так и живи в нем, не позволяй никому в него вторгаться. Будь просто хорошим человеком, но не до самопожертвования – всегда надо урвать свой кусок, сохранить свои личные права, достоинство и привилегии, а там хоть трава не расти. Пусть правят самые достойные, люди, рожденные для этого - привилегированный класс. Они сверху все решат и будут постепенно просвещать темный народ – только, умоляю, не надо менять экономическую систему и бороться с классовой несправедливостью. И прямо таки следует из текста, что "аристономия" - это не достоинство, это поросячий хвостик от достоинства.

Вот те, кто соглашается с идеологией, разумеется, простит Акунину и плохой стиль, и китч, и топорность, пошлость, и эпигонство. И даже историзм с реализмом тоже простят. Единственная же мысль, которую разумный человек может извлечь из произведения, заключается в том, что каждый, как там и говорится, должен заниматься своим делом – кесарю кесарево, слесарю слесарево, а Акунину писать хрень про Фандорина, а не мировоззренческие концепции и романы о гражданской войне. Теперь в книжных магазинах с тревогой поглядываю на тома «Истории государства рассейского» в авторском изложении. Не читала, не буду, но после сабжа ответственно заявляю, что к херам таких пастернаков.

ЗЫ Только сейчас пришло в голову – а псевдоним Б.Акунин взят специально, чтобы пародировать и позорить фамилию знаменитого теоретика-анархиста? Я просто реально не знаю.
Tags: книжечки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal