Жить своей жизнью (beauty_spirit) wrote,
Жить своей жизнью
beauty_spirit

Categories:

"Рыцарь и буржуа"

В очередной раз на глаза попалось старое высказывание Познера по поводу православия:

"Я думаю, что одна из величайших трагедий для России - принятие православия. Если посмотреть сегодня - ограничимся просто Европой и возьмем христианские страны, - есть три ветви христианства: католицизм, православие и протестантизм. Если оттолкнуться от таких определений, как демократия, качество жизни, уровень жизни, и распределить страны именно по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны, все. Потом католические. И лишь потом такие, как Россия, Греция, Болгария и т. д. И это совершенно не случайные вещи, потому что более темной и закрытой религией является православия"

Так вот теперь то, кажется, мне есть чего на это ответить. Разумеется, что ответ инспирирован не моими воображением и размышлениями, а чужими (но об этом позже). Так же как и, разумеется, что автором идеи, так вульгаризированной и дебилизированной Познером, он сам не является. Это теория Макса Вебера, изложенная в книге «Протестантская этика и дух капитализма». Вебер, конечно, человек очень уверенный в прогрессивности и том, что прогрессивность всегда права. Но примерно в ту пору, когда страна, наследницей которой является Россия, была одной из ведущих в мире по экономике, качеству жизни и прочим показателям, за исключением «демократии» (ахах!), польский социолог и философ Мария Оссовская написала другую книгу «Рыцарь и буржуа», полемизирующую с теорией Вебера и фактически ее опровергающую.

Книга посвящена проблемам истории морали и этики – откуда берутся наши представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, и как они развиваются. Ведь только очень далекому от истории человеку может показаться, что этика и надлежащее человеку манера поведения не эволюционировали, а существовали практически в неизменном виде чуть не от начала времен, как модель поведения и качества полезные для вида и выражались в религиозных нормах. Но это так только в самом первом приближении. Помимо религиозных норм, на любой социум довлеют еще и всякие другие механизмы управляющие поведением, которые могли быть полезны, могли быть бесполезны или даже вредны для самого социума. Поэтому помимо официально-декларируемой этики, она вводит понятие «этос», то есть реальный стиль жизни и ценностные ориентиры, востребованные в обществе. Теории Вебера посвящена отдельная глава «Пуританские секты и буржуазная этика в развитии капитализма Нового времени». Если вкратце, то вывод в том, что «Мы без оговорок признали, что пуританская этика способствовала развитию капитализма (по крайней мере в Англии и Соединенных Штатах) наблюдение, которое не составляет особой заслуги Вебера, поскольку оно встречалось и раньше. Мы согласились и с тем, что пуританизм содействовал складыванию определенного этического стиля,массовое распространение которого было новым явлением.
Мы, однако, не приняли главного вывода Вебера, согласно которому всюду, где появляется капитализм (или же этика, сходная с кальвинистской), он способствует обогащению тех, кто проникся его этическими постулатами. Кальвинистские нравственные рецепты приводили к результатам самым различным, в зависимости от того, кто и в каких условиях их применял. Наконец и это крайне важно, объяснение роли, которую кальвинистская догма о предопределении играла в развитии стремления к обогащению, мы признали неубедительным, а выбор Франклина в качестве примера взаимосвязи пуританизма с так называемым духом капитализма сомнительным. Франклин, хотя и происходил из истовой пуританской семьи, был в гораздо большей степени человеком Просвещения, нежели пуританином. В целом роль протестантских сект приходится признать значительно меньшей, а роль других социальных факторов, которые Вебер недооценил, соответственно, большей
».

Обо всем этом можно подробно и развернуто почитать, но это только небольшая часть, а помимо, есть очень много доводов, примеров и рассуждений, рассмотренные на примере двух европейских этосов - «рыцарского» и, пришедшего ему на смену позже, «буржуазного». Интересно, например, что рыцарский этос по сути был не особенно христианским. Это скорее наследие античности с культом героев, элитаризма, суровой этикой, где ключевым является слово «честь», а не скажем, «нравственность». Например, что скупым – плохо, а алчным скорее хорошо. Убить на дуэли не позорно, позорно от нее отказаться, проявив, таким образом, не христианское милосердие со смирением, а трусость. Понятие чести декларировалось привилегированным классом и распространялось скорее среди «своих» - равных, а с остальными можно вести себя уже как получится. «Там, где исчезают сословные перегородки и все становятся равными и сходными между собой, честь из корпоративной превращается в национальную. Если бы все народы имели одинаковые интересы, условные законы чести перестали бы существовать; сохранились бы только одинаковые повсюду понятия о добре и зле. Ведь «именно несходства и неравенства людей создали понятие о чести». Но, так или иначе, такая мораль элит передавалась сверху вниз и всем остальным классам. Например, через подражание. «В современной литературе, посвященной понятию подражания, оно трактуется самым различным образом. Иногда с его помощью определяется «заражение». Так, в коллективной работе «Динамика власти» американские авторы, изучавшие вопрос о влиянии одних детей на других в группах ровесников, пишут: «Мы определяли заражение в поведении (behavioral contagion) как спонтанное воспроизведение детьми поведения одного из членов группы или подражание его поведению в том случае, когда объект подражания не проявлял каких-либо намерений побуждать товарищей делать то, что делал он сам». Или через «идентификацию». Кстати, отставание России в 19 веке объясняется отсутствием мостика, ну никак уж не через религиозную тему. «Отсутствием социальной стратификации Мак-Даугал объяснял отставание ряда стран. В царской России, считает он, подражать аристократии мешало отсутствие среднего класса и слишком большая дистанция между «низами» и «верхами», поэтому культура «верхов», при отсутствии промежуточного звена, не перенималась «низами». Китай, продолжает Мак-Даугал, не принял западной цивилизации, так как здесь не было влиятельной аристократии, которая могла бы ее воспринять. Иначе обстояло дело в Японии, отчего и история ее сложилась иначе. В Англии, где наличие третьего сословия делало возможным нисхождение образцов «сверху вниз», подражание играло большую роль и способствовало унификации общества; ведь каждый англичанин, «как хорошо известно, любит лорда и подражает ему». В Америке было примерно то же самое: «С. М. Липсет в статье «Аристократия в Америке» утверждает, что в Соединенных Штатах имеется класс, во многом сходный с аристократией Старого Света. Его отличительные признаки: англосаксонское происхождение, состоятельность семьи, принадлежность к епископальной церкви, воспитание в частной школе-интернате, а затем учение в Принстонском, Йельском или Гарвардском университетах, членство в таких клубах, как Сомерсет, Никербокер и Филадельфия». Но были и свои нюансы – вроде того, что если для английского джентльмена было крайне позорно, допустим, работать, то для американского – строго обратное.

Кстати, некорректно еще и то, что Вебер объясняет успех протестантских стран, говоря об их большей степени свободы от религиозного диктата. Когда Англия была «империей, над которой никогда не заходит солнце», там был такой диктат (не религиозный, а светский - социальный), что не приснится даже тоталитарной секте. В конце концов, такая мораль военной аристократии отмерла, а на смену ей начал выходить другой тип – буржуазная мораль. И когда на маленького человека – мещанина и буржуа, свалилось и все бремя налогов, войн, и непомерная ноша быть ориентиром и выразителем общественного мнения, то он стал не выдерживать. Из-за своего конформизма, ярого индивидуализма - своего «Я», когда сотни тысяч, миллионы этих «я» складываются в заведомо тупую консервативную массу, из-за привычке рассматривать все через призму личной выгоды (привет, Познер!). Отсюда все разочарования, трагедии и пессимизм 20-го – начала 21 века. Отсюда движения идущие, как в пику этому типу (вроде французских экзистенциалистов или американских битников), так и спекулирующими на нем (как напоминает нам в книге автор, фашизм апеллировал к интересам бюргеров и лавочников). Короче, Оссовская смотрит на эти тенденции, как на упадочные, отживающие и порожденные распадом прежних общественных связей и отношений, а на сам архетип, как отживающий. Спасибо ей за развернутое и систематичное объяснение того, что и так было понятно.
Tags: книжечки
Subscribe

  • Мир на проводе (Welt am Draht), 1973

    Один из самых страшных парадоксов над которым бились не только многие христианские богословы и философы прошлого, но и психиатры и нейробиологи…

  • «Конформист» (Il Conformista), 1970

    «Вы принадлежите к какой-нибудь группе инакомыслящих? — Нет, что вы, я принадлежу к группе, которая преследует инакомыслящих» Услышала муз.тему из…

  • Der goldene Handschuh («Золотая перчатка») Фатиха Акина, 2019

    Гамбургский бар «Золотая перчатка», основанный знаменитым боксером Гербертом Нюрнбергом (отсюда и название) в районе Санкт-Паули, рядом…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Мир на проводе (Welt am Draht), 1973

    Один из самых страшных парадоксов над которым бились не только многие христианские богословы и философы прошлого, но и психиатры и нейробиологи…

  • «Конформист» (Il Conformista), 1970

    «Вы принадлежите к какой-нибудь группе инакомыслящих? — Нет, что вы, я принадлежу к группе, которая преследует инакомыслящих» Услышала муз.тему из…

  • Der goldene Handschuh («Золотая перчатка») Фатиха Акина, 2019

    Гамбургский бар «Золотая перчатка», основанный знаменитым боксером Гербертом Нюрнбергом (отсюда и название) в районе Санкт-Паули, рядом…